SUBSCRIBE TO OUR
NEWS AND ANNOUNCEMENTS.

На вебинаре мы проанализировали обзор ВС по результатам изучения судебной практики разрешения КГС ВС споров, связанных с обращением ценных бумаг и реализацией прав, которые подтверждаются ценными бумагами, и рассмотрели следующие кейсы:

 

1) Согласно п.2.1. Раздела II судом было рассмотрено дело, где векселедержатель, кроме того, чтобы совершить исполнительную надпись у нотариуса также обратился в суд с требованием о взыскании задолженности по векселю.

Суд первой инстанции отказал после чего дело дошло до ВС, где, рассмотрев дело, ВС указал, что на самом деле право обращения в суд является гарантированным правом субъекта хозяйствования и это право предоставляется ему согласно ст. 15 ГКУ. ВС сделал вывод о том, что наличие исполнительной надписи на векселе не лишает векселедержателя права обратиться в суд с иском о взыскании задолженности по такому векселю (Постановление КГС ВС от 17.10.2018 по делу № 920/16/18).

 

2) пп. 2.2.2. — лицо обратилось в суд с целью признать недействительным договор купли-продажи, недействительность которого уже была установлена законом. По итогу в иске было отказано, т.к. исковое требование об установлении ничтожности договоров купли-продажи ценных бумаг является ненадлежащим способом защиты (Постановление КГС ВС от 02.07.2020 по делу № 910/13202/18).

ВС аргументировал тем, что в данном случае нет необходимости и отсутствуют основания для признания сделки недействительной, т.к. ее недействительность установлена законом. Но лицо, которое обращается в суд, имеет право требовать применения последствий сделки недействительной, и суд, оценивая основания ничтожности сделки, оценивает, действительно ли есть основания определить, что сделка является ничтожной или нет и определяет это в решении.

Данные требования не применяются в отношении оспоримых сделок, когда недействительность сделки законом прямо не установлена.

 

3) В п.п.4.1.2. описана ситуация, когда ВС рассмотрел спор о признании недействительным заключенного договора купли-продажи ценных бумаг, в силу того что он не был направлен на реальное наступление правовых последствий (Постановление КГС ВС от 28.05.2019 по делу № 922/3522/17).

Оценивая материалы дела, суд выявил причину того, что сделка не была направлена на реальное наступление обязательств. Судом было установлено:

— на должника было возложено обязательство, которое заведомо невозможно было выполнить, т.к. должник был уже в состоянии неплатежеспособности;

— стороны оценили предмет договора — ценные бумаги в сумму 130 раз меньше, чем реальная стоимость данных ценных бумаг. Кроме того, не были совершены действия направленные на реальную передачу ценных бумаг, т.е. ценные бумаги не были списаны со счета продавца и не были зачислены на счет покупателя. Кроме того, не было предоставлено других доказательств, что покупатель приобрел какие-либо права на ценные бумаги.

 

4) В п. 4.2. рассмотрены вопросы о расторжении договора купли-продажи ценных бумаг. Суд обозначил, что в таких случаях применимы общие основания для расторжения договоров, т.е. соглашение сторон, а также основания, предусмотренные ст. 651 и ч.1 ст. 652 ГКУ.

Рассматривая кейс в пп. 4.2.1. о существенном нарушение договора, которое является основанием для расторжения договора купли-продажи ценных бумаг, ВС указал, что при установлении существенности нарушения необходимо оценивать вред, который был причинен в результате нарушения договора другой стороной. Этот вред должен определяться не только в денежном выражении (т.е. убытки, причиненные другой стороне в силу неисполнения обязательств противоположной стороной), но результатами договора, которые потерпевшая сторона не может использовать. В этом случае суд должен определить разницу между тем, что могло бы быть получено в результате надлежащего исполнения договора, и тем, что реально получено. При наличии существенной разницы суд принимает решение о расторжении договора (Постановление КГС ВС от 24.09.2020 по делу № 910/32312/15).

 

5) В пп. 4.2.2. рассмотрен вопрос о существенном изменении обстоятельств, как основания для расторжения договора купли-продажи ценных бумаг.

Суд принимает такое решение, когда присутствуют все 4 признака, которые установлены ГКУ:

  • во-первых, в момент заключения договора стороны исходили из того, что изменение обстоятельств обусловлено причинами, по которым заинтересованная сторона не несет ответственности и не может их устранить;
  • во-вторых, исполнение договора лишает заинтересованную сторону того, на что она рассчитывала при заключении договора;
  • в-третьих, исполнение договора нарушило бы соотношение имущественных интересов сторон и лишило бы заинтересованную сторону того, на что она рассчитывала при заключении договора;
  • в-четвертых, из сути договора или обычаев делового оборота не вытекает, что риск изменения обстоятельств несет заинтересованная сторона.

При наличии всех 4 признаков ГКУ (ст. 651 и ч.1 ст. 652 ГКУ) у суда возникают основания для расторжения договора в силу существенного изменения обстоятельств (Постановление КГС ВС от 23.07.2019 по делу № 910/13249/17).

 

6) Пп. 4.2.3. определено, что меморандум нельзя считать ни предварительным договором, ни сделкой в смысле статьи 182 ГК Украины.

ВС в своем обзоре оценил, что же собой представляет этот меморандум и влечет ли он за собой обязательства сторон. Суд сделал вывод, что меморандум, который заключают стороны, по своей природе не является ни предварительным договором, ни сделкой в понимании ХКУ. Т.е. это означает, что стороны, подписав такой меморандум о намерениях, заключили, по сути, соглашение сторон о намерениях, которое по своей природе не порождает для сторон никаких правовых последствий. Это значит, что стороны только согласовали как они действуют, но не несут за намерения ответственности. Следовательно, за несоблюдение меморандума нельзя привлечь к ответственности, нельзя требовать исполнения обязательств в судебном порядке и заключения основного договора (например, по продаже акций, корпоративных прав и т.д.) (Постановление КГС ВС от 17/07/2018 по делу № 910/13249/17).

7) В Разделе VII рассмотрены споры, связанные с обращением векселей. Суд указал, что надлежащим предъявлением векселя к оплате является предъявление векселя в установленном законодательством порядке: в определенный срок и в указанном в векселе месте.

 

8) В пп. 7.1.1. сказано, что переводной вексель со сроком по предъявлению предъявляется для платежа в течение одного года с даты его составления и подлежит оплате по его предъявлению. ВС, анализируя практику по предъявлению векселей к оплате, отметил, что надлежащим предъявлением к оплате векселя является предъявление векселя к оплате именно в установленный срок (за исключением, когда вексель подлежит оплате по предъявлению).

ВС привел примеры, когда вексель был предъявлен и оценил является ли это предъявление надлежащим или нет. Также, ВС установил, что любые действия векселедержателя, направленные на требование у должника оплаты по векселю, являются надлежащими, т.к. унифицированным законом не установлено каким же именно образом вексель должен быть предъявлен к оплате (Постановление КГС ВС от 22.05.2018 по делу № 904/8712/17).

 

9) В пп. 7.1.2. сказано, что по истечении сроков, установленных для предъявления векселя со сроком платежа по предъявлению, векселедержатель имеет право обратиться с иском к векселедателю простого векселя в течение трех лет.

Рассматривая кейс о сроках предъявления требований к векселедателю, ВС изучил, в течение каких сроков векселедатель является обязанным по векселю. ВС подтвердил, что написано уже в унифицированном законе  — то что векселедатель является обязанным в течение трех лет наступления срока платежа по векселю. Если вексель был выдан сроком по предъявлению и предьявлен в течение года, то через 3 года истекают обязанности векселедателя по оплате такого векселя. При этом если вексель не был опротестован, то все другие векселеобязанные должники, такие как индоссанты, авалисты, перестают быть обязанными и не несут обязанности оплатить по векселю (Постановление КГС ВС от 01.08.2019 по делу № 914/2441/15).

 

10) В пп. 7.1.3. указано, что требование о платеже, предъявленное не в месте, определенном в векселе, не является предъявленным должным образом.

Если в векселе указанно место его предъявления к оплате, такой вексель называют домицилированный вексель. И в случае, если это условие в векселе имеется, и вексель предъявляется в другом месте, то вексель считается предъявленым ненадлежащим образом и, соответственно, векселедатель или акцептант не обязаны его оплачивать. Но при этом векселедержатель имеет право доказывать и обосновывать, что он надлежащим образом предъявил вексель, т.е. в месте его платежа, и что векселедатель или акцептант отказались его оплачивать (Постановление КГС ВС от 19.02.2019 от № 904/9952/17).

 

11) Пп. 7.2. рассмотрен вопрос о начислении шести процентов годовых от основного долга по векселю, которые предусмотрены ст. 48 Унифицированного закона. Согласно Закону Украины «Об обращении векселей в Украине» положения о начислении процентов, установленные указанной статьей, применяются в Украине в размере учетной ставки НБУ.     Установив факт предъявления векселедержателем к оплате оригинала простого векселя, а также обстоятельства его опротестования, хозяйственные суды удовлетворяют право истцов о начислении процентов на сумму основного долга по векселю от даты наступления срока платежа до даты погашения векселя (Постановление КГС ВС от 22.05.2018 по делу № 904/8712/17).

 

12) В пп. 7.3. рассмотрены вопросы передачи векселей без совершения индоссаментной надписи. Унифицированный закон не предусматривает порядка отчуждения векселей путем осуществления гражданско-правовых соглашений, в частности купли-продажи. В то же время действующее законодательство Украины не запрещает торговлю векселями. Однако, в этом случае последовательную передачу векселя следует считать прерванной, и, если на векселе отсутствует индоссамент, вопросы, связанные с взысканием задолженности по векселю, регулируются нормами гражданского права, а не вексельным законодательством, поскольку в таких случаях вексель утрачивает свою силу и приобретает статус долгового документа. Поэтому в случае, если на время рассмотрения дела ответчик предоставлял суду доказательства в подтверждение уплаты по векселям, хозяйственные суды удовлетворяли такие исковые требования.

Поскольку передача векселей была осуществлена по договору комиссии без совершения индоссаментной надписи, т.е. последовательная передача векселей, предусмотрена требованиями закона, была прервана, векселя получили статус долгового документа, и отношения по ним регулируются нормами гражданского законодательства (Постановление КГС ВС от 11.04.2018 по делу № 904/10246/14).

 

13) В пп. 7.5. сказано, что вексельное законодательство не предусматривает взыскания инфляционных потерь в случае просрочки исполнения вексельного обязательства, поэтому положения статьи 625 ГКУ не подлежат применению к таким правоотношениям, и, как следствие, инфляционные потери не могут быть взысканы  (Постановление КГС ВС от 15.01.2020 по делу № 920/16/18).

 

ru_RUРусский